Производство интерьеров

Производство интерьеров

«Элитный интерьер – …предельный перфекционизм в продумывании каждой детали.».
Антон Корнеев, известный столичный дизайнер,
отвечая на вопрос журналиста

«…два постулата. Первый: интерьер должен красиво стариться. Второй звучал так: честные решения, в этом доме все является ровно тем, чем кажется, – мы не заменяли одни материалы другими, не имитировали фактуры и не использовали «современные аналоги»

«Это настоящий витраж, сделанный из цветного стекла в мастерской, а не нанесенный поверх стекла рисунок, хотя второй вариант был бы намного проще. Даже там, где все уже давно обходятся какими-то новыми упрощенными решениями, использовали классические трудоемкие технологии.»
Журнал AD-Architectural Digest Россия
Статья «Декоративный дом в Подмосковье», рассказывает дизайнер дома Олег Журавлев.


В октябре 2015 года компания TheObject [см. раздел «Об издателе»] получила награду из рук президента Индонезии за вклад в развитие нетрадиционного экспорта страны. Владивостокскую компанию выбрали победителем в регионе Восточная Европа, всего 16 предприятий в мире были отмечены в этой номинации.

Шоу-рум TheObject, открытый менее двух лет назад во Владивостоке, появился из действующего семь лет бизнеса по производству мебели и предметов интерьера на заказ руками индонезийских фабрик и мастерских.
Индонезия является мировым лидером в производстве мебели, это самый обычный экспортный продукт. За что же тогда TheObject получил награду?

Эхо


В 2015 году в Хабаровске открылся ресторан «Эхо». После громкой церемонии хабаровчане назвали его «наш ответ владивостокской Zuma». Коллективное бессознательное совершенно право, дизайн интерьера для «Эха» делал тот же дизайнер, что и для «Zuma» – Алексей Лаптев из Владивостока.

В отличие от дизайнеров, собирающих в интерьере «наборы мебели» по магазинным каталогам, Алексей придумывал предметы из головы, рисовал их внешний вид и делал производственные чертежи. Такой процесс называют предметным дизайном. Предметы интерьера и арт-объекты, исполненные TheObject для ресторана «Эхо», существуют каждый в одном экземпляре. Кроме гусей, летящих под шестиметровым потолком.

SohoCountryClub


Три года назад 12 контейнеров с мебелью, природными арт-объектами, старинными предметами, беседками, бамбуком, черепицей, метровыми глиняными вазами и эксклюзивными светильниками заполнили элитный загородный комплекс Soho Country Club в Москве.
Из бамбука там выстроен бар. Каркас бара создают стволы более 20 см в диаметре. Чтобы купить их, Евгению [владельцу TheObject] пришлось ехать в отдаленные джунгли и искать селян, на чьей земле растет подходящий бамбук. Предполагалось, что они спилят и высушат требуемое количество стволов.

Переговоры заняли полдня, жителей балийской глубинки деньги мотивировали слабо. Перевешивала тоска – надо будет работать, и заплатят только за результат. Задачу «вдохновить аборигенов на труд» решал их соотечественник из райцентра. Все пили кофе, сидя на камушках, четверо будущих предпринимателей внимательно слушали бойкого спикера и грустно курили. То ли он им рассказывал про Нью-Васюки, то ли о великой миссии в международных экономических отношениях – к закату они согласились взять деньги.

Port-Cafe


Две трехметровых статуи и каменные фонари, подсвечивающие входную группу – так встречает гостей ресторан дальневосточной региональной кухни «PortCafe». Внутреннее убранство противоречиво в целом, но отдельные составляющие впечатляют. Знающий глаз отмечает в интерьере ресторана архетипические узоры индонезийских островов Ява, Сулавеси и Бали. Видимо, поэтому в дипломатических индонезийских кругах «PortCafe» считается лучшим рестораном в России. Слава пришла после того, как на обычный рабочий обед туда зашли одновременно три индонезийских посла. Дипломатам такого уровня не рекомендуется иметь личный аккаунт в фейсбуке и других соцсетях, поэтому у них есть группа в whatsapp, объединяющая чрезвычайных и полномочных послов Индонезии во всем мире. В эту группу и «улетели» позитивные впечатления о ресторане.

В индонезийской интернет-газете есть фотография торгового атташе Индонезии в Port-Cafe на фоне стены, обшитой досками из железного дерева [оно же улин, см. «Породы тропического дерева»], разрешенного к вывозу из страны только в изделиях по спецразрешению. Редкие специалисты способны сделать с улином что-либо, кроме досок. На Бали есть англичанин, чья фабрика производит мебель из отшлифованного до глянца улина. Стоимость одного такого изделия начинается от пяти тысяч долларов.

Подобными объектами собственники TheObject наполняют и частные резиденции. Кроме того, по личным творческим запросам взыскательных клиентов создаются арт-объекты, подбираются предметы искусства и антикваритата. Каждое изделие – образец классических трудоемких решений. Это и есть нетрадиционная нота, дополняющая мебельный экспорт Индонезии – страны, где производится до 70 % итальянской мебели, бóльшая часть плетеной европейской, и где на закрытой фабрике в округе Центральная Ява делают мебель для Кремля.

Источник газета «Фокус дизайна» март 2016